Армяне должны стать транснациональной политической нацией
6785 просмотров

Армяне должны стать транснациональной политической нацией


Как малым народам и странам выжить в борьбе великих держав?

Последние триста лет истории прошли в острой борьбе имперских наций, стремящихся расширить свои сферы влияния и установить свое политическое господство.

Формирование крупных имперских наций, как правило, происходило за счет подчинения и порабощения малых стран и народов. Стремление британцев установить тотальный контроль над ирландцами и шотландцами привело к катастрофическим событиям для этих народов. Во время Великого голода 1845-1849 гг., спровоцированного тогдашним британским правительством, Ирландия потеряла от 20 до 25% своего населения: до 1 млн погибших и 1,5 млн эмигрантов. Распад империй, последовавший после Первой мировой войны, ознаменовался геноцидом 1,5 млн армян и более 1 млн греков в Османской Империи. В свою очередь, приход к власти нацистов в Германии обернулся уничтожением европейского еврейства, в результате чего погибло более 6 млн человек. Таким образом, за сто лет (1845-1945гг.) было истреблено более 10 млн представителей малых народов. 

Мало что изменилось с тех времен. Конечно, после Второй мировой войны начался процесс выработки механизмов, которые бы позволили предпринять превентивные действия для недопущения второго Великого голода и геноцидов. Однако международные организации и иные структуры не преуспели в решении этой задачи, о чем свидетельствуют трагические события в Руанде, Камбодже и Дарфуре. Проблема в том, что империи ушли в прошлое, но имперское мышление и инструменты достижения целей сохранились по сей день. Реальная политика по-прежнему строится на прагматичных интересах великих держав, имеющих свои сферы влияния по всему миру. Малые народы и государства все еще чувствуют угрозы, которые исходили от внешнего мира сотни лет назад. Такие страны, как Польша, Украина, Грузия, Эстония, Литва и Латвия до сих пор говорят о наличии русской угрозы и видят в любых внешнеполитических шагах Москвы попытку возрождения империи.

В свою очередь, Армения, будучи независимой страной, предпочитает оставаться в сфере влияния России, считая соседнюю Турцию одной из главных внешних угроз.

По иному пути пошли ирландцы и евреи. Трагедии Великого голода и Холокоста разбудили спящее сознание этих народов, что позволило сформировать первые транснациональные элиты, разбросанные по всему миру. Именно диаспоральная аристократия генерировала концептуальные идеи и ресурсы, которые привели к независимости Ирландии и созданию Государства Израиль (где позже сформировались школы для взращивания государственной элиты). С точки зрения классического реализма, эти страны не должны были стать самостоятельными субъектами мировой политики из-за своих малых размеров, численности и отсутствия природных ресурсов. Однако эти народы доказали обратное. Ирландцы и евреи, по сути, заложили основы нового феномена – транснациональных политических наций (ТПН). Важно не путать ТПН с устоявшимся в науке термином транснационализм, который имеет отношение к миграционным процессам. ТПН – это модель устройства диаспоральных наций, которая предполагает объединение внешнего национального политического, экономического и культурного потенциала с целью внутреннего укрепления стран-происхождения и лоббирования их интересов на международном уровне.

Чтобы разобраться в этом феномене, необходимо понять, что подразумевается под диаспоральными нациями. До сих пор в научном мире идут споры о том, что такое диаспора. Одни ученые считают, что это - конкретная этническая группа, объединенная единым языком и культурными традициями. Другие полагают, что диаспора – это группа людей, которая оказалась за пределами страны-происхождения и сохраняет единство благодаря исторической памяти и национальным мифам. В случае с ТПН, речь идет не о диаспоре в этих классических интерпретациях. Диаспоральная нация объединяет людей, которые, в первую очередь, лояльны политическим интересам страны-происхождения. В связи с этим, ТПН является новой формой устройства нации. Она не имеет физических границ и представляет из себя парадоксальный продукт глобализации. С одной стороны, такая нация разбросана по всему миру и является носителем различных цивилизационных кодов, с другой – свои глобальные возможности она направляет на защиту интересов совершенно конкретного государства.

ТПН могут сформировать только малые народы и страны. Китай, Россия, Индия и Турция имеют серьезный политический и экономический диаспоральный ресурс по всему миру. Однако эти государства, обладая крупной территорией, большой численностью населения, политическими, экономическими и военными ресурсами, объективно не нуждаются в поиске дополнительных внешних возможностей. В отличие от этих стран, Израиль, окруженный враждебными режимами, объективно был заинтересован в формировании институтов транснациональной политической нации. Население в государстве составляет 8 млн человек, в то время как за его пределами проживает 15 млн евреев. ВВП Израиля составляет 316 млрд долларов (годовой бюджет в среднем составляет примерно 75 млрд), в то время как суммарный доход тринадцати богатых бизнесменов еврейского происхождения составляет 250 млрд долларов.

Главным органом израильской ТПН является Всемирный еврейский конгресс, который координирует деятельность про-израильских политических, экономических и культурно-просветительских организаций по всему миру. Для недопущения враждебной политики великих держав Израиль способствует усилению своих глобальных лоббистских структур. Наиболее эффективно про-израильские политические группы влияния действуют в США и Европе (например, Американо-Израильский комитет по общественным делам), в то время как серьезные финансы в страну привлекают и российские евреи (система распределения глобальной ответственности). Для сохранения и укрепления влияния своей ТПН Израиль пытается балансировать между внутренним еврейством и внешним. С одной стороны, государство создает условия для репатриации соотечественников на историческую Родину, с другой – формирует механизмы по воспитанию государственноцентричной элиты во внешнем мире. Таким образом, слияние внутреннего и внешнего еврейства позволило создать транснациональные механизмы влияния на принятие политических решений в разных центрах силы. Однако самое важное достижение заключается в привлечении количественных и качественных ресурсов для укрепления и развития Государства Израиль.

Сегодня наблюдается процесс становления польской ТПН. В отличие от Израиля, Польша находится под экономическим патронажем ЕС и является членом военно-политического блока НАТО. Население страны составляет 38 млн человек, а диаспоральное население превышает 20 млн. Формирование польской транснациональной политической нации связано с необходимостью усилить польский лоббистский фактор в Соединенных Штатах – наиболее влиятельной стране НАТО. Кроме того, необходимо превратить Польшу в ключевой (наряду с Германией) политический фактор Европейского союза. Помимо таких элементов, как сильное государство и диаспоральный ресурс, польская ТПН будет делать серьезный упор на католичество. В свое время ирландская ТПН сыграла роль моста в налаживании диалога между протестантской Америкой и Ватиканом, которым руководил Папа Иоанн Павел II, имеющий польское происхождение. Таким образом, поляки, имея хорошие стартовые позиции и великое историческое наследие в Европе и Америке, потенциально могут сформировать одну из самых влиятельных ТПН.

Не менее серьезным потенциалом для создания ТПН обладает армянский народ. Несмотря на то, что сегодняшняя диаспора была сформирована в результате геноцида 1915-1923 гг., армяне имели развитые диаспоральные сети в Европе и Азии с XII века. Большая часть классической диаспоры (особенно в странах Восточной Европы) была ассимилирована и стала частью титульных народов. Парадоксально, но армяне, в отличие от евреев, не представляют из себя классическую диаспоральную нацию. При царе Тигране Великом армяне построили одну их крупнейших империй древности, которая простиралась от Черного до Каспийского морей. Исторически сложилось так, что армянская диаспора без ориентированности на национальное государство не представляла из себя серьезного фактора и со временем прекращала свое существование.

По разным оценкам, за пределами исторической Армении проживает от 5 до 10 млн этнических армян. Однако большая часть этих армян, лишенная государственной опоры, также подверглась ассимиляции. Лишь после развала СССР армяне получили возможность укрепить свои позиции в мире, сплотившись вокруг собственного общенационального центра - независимой Армении.

В первые годы независимости армянские общины по всему миру оказывали финансовую помощь стране и лоббировали ее интересы на международном уровне. Однако в течение 25 лет политические элиты страны не рассматривали концепцию сетевого строительства нации. На государственном уровне последовательно укреплялись военно-стратегические отношения с Россией и Ираном, углублялся торгово-экономический диалог с Западным миром. Диаспоральные структуры также не были ориентированы на строительство ТПН, считая приоритетом идею международного признания геноцида. Государство и диаспора пришли к неформальной договоренности о раздельном политическом существовании. Сегодня Армения, сделала военно-политический выбор в пользу евразийской интеграции, в то время как наиболее развитая и влиятельная часть диаспоральной элиты находится в Западных странах. Таким образом, говорить о формировании армянской транснациональной политической нации в ближайшей перспективе не приходится. В подобной ситуации диаспора, оставаясь вне государственного надзора, становится лишь инструментом влияния страны-проживания на страну-происхождения.

В целом с падением влияния национального государства и классических военно-политических блоков ТПН может стать одной из новых форм союзов. Уже сегодня ирландская и польская ТПН могут прийти к соглашению о взаимодействии по различным политическим и экономическим вопросам. Что может объединить ирландцев и поляков в долгосрочной перспективе? Ответственность за будущее единой западной цивилизации, возможность совместно строить общий европейский дом, единая католическая религия и христианское историческое наследие, тесно связанное между собой в различных частях мира. В случае возникновения армянской ТПН, можно будет говорить о возможном глобальном армяно-израильском союзе. Несмотря на существующие сегодня политические противоречия между Арменией и Израилем, еврейский и армянский народы, постепенно идут к осознанию хрупкости своего положения в меняющемся мире.

Арег Галстян – кандидат исторических наук, постоянный автор/эксперт журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker. Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора
banks.am
itel.am
sport
bravo.am