Выборы без Выбора
4675 просмотров

Выборы без Выбора


Уже более двадцати дней в Армении идут агитационные кампании, в которых кандидаты от различных партий пытаются добиться расположения народных масс в преддверии апрельского голосования. В прошлом году я имел практический опыт на парламентских выборах в России, руководя предвыборным штабом одного из кандидатов в депутаты. Конечно, избирательный процесс в Армении имеет свои особенности и нюансы. Однако фундаментальные основы и  политические технологии, которые применяются в обеих странах, во многом схожи. Более того, избирательный процесс имеет преимущественно интегральный характер. Вне зависимости от страны, избирательная кампания - это настоящая схватка, в которой главной и единственной целью является получение власти.  При этом субъект, который уже обладает ею, стремится к удержанию и дальнейшему укреплению своего положения.

Исходя из этого, не следует всерьез воспринимать те политические группы, которые в основе своей платформы выдвигают тезис о чрезмерной длительности правления своих конкурентов. Основываясь на имеющемся у меня опыте и знаниях в этой сложной и противоречивой области, хотелось бы построить анализ на следующих типах взаимоотношений: власть-народ, власть - околовласть, околовласть - народ, оппозиция - народ. В современной армянской политической культуре под властью понимается группа высокопоставленных людей, обладающих существенными финансовыми возможностями. Сам факт подобного восприятия позволяет привилегированной части общества (власти) формировать не только политическую атмофсеру, но и общенациональную модель взаимовосприятия. Правила  взаимоотношений достаточно просты: вы либо среди избранных, либо рядом с избранными, либо должны стремиться попасть к избранным.

Примечательно, что даже в рамках такой политической культуры народ склонен критиковать оторванную от его жизни элиту. Проблема в том, что эта критика строится исключительно на материалистическом противопоставлении, которое можно выразить в простом вопросе: «Почему у них есть всё, а у нас ничего?» Как правило, народ, задающий этот вопрос, не совсем понимает, что их «всё» обеспечивается за счет отсутствия примитивной ответственности и последовательности у «нас». Приведу один пример из личной практики. Во время агитационной кампании мы проводили очень много встреч с населением. Народ все время жаловался на коррупцию в высших эшелонах власти, критиковал внутри и внешнеполитическую стратегию, требовал отремонтировать дорогу, провести электричество, установить детские площадки и т.д. Один и тот же гражданин мог резко переходить от геополитических проблем к вопросу нехватки мусорных баков, и наоборот. Я, в свою очередь, задавал вопрос, знают ли критикующие имена своих муниципальных, районных и окружных депутатов?

К моему удивлению, подавляющее большинство даже представления не имели, что у них есть такие депутаты. Они не знали, что если есть проблема с вывозом мусора во дворе, можно обратиться к муниципальному депутату. Они не подозревали, что районный депутат должен принимать жалобы жителей и реагировать на них. Я уже не говорю о том, что для многих было шоком узнать, что они когда-то от своего округа избрали депутата в парламент, к которому можно обращаться, если имеются претензии по вопросам  внутренней или внешней политики. Подобное положение говорит об отсутствии самой примитивной гражданско-политической ответственности. Многие приводили пример Америки, где закон един для всех. Мне как американисту по специальности было несложно объяснить, что граждане США могут не знать короля Саудовской Аравии и не разбираться в тонкостях ближневосточных конфликтов, но они всегда четко назовут имена своих местных парламентариев, главы района, членов городского совета, начальника полицейского отдела, конгрессмена и сенатора.

Более того, они приходят на собрания, пишут жалобы и организуют дискуссии. Почему? Они понимают, что отдали за этих людей свои голоса, наделив их властными полномочиями, и за это необходимо нести ответственность. Какое количество армянских граждан знают политиков, которым дали власть? Какой процент от этих граждан готов отвечать за свой выбор? Видится мне, что по данному показателю ситуация может быть чуть лучше, чем в России (из-за численности населения). Это говорит о том, что главная проблема во взаимоотношениях власти и народа в Армении – это отнюдь не президент страны или премьер-министр. Эти проблемы гораздо глубже и априори не могут быть зациклены на конкретных личностях, кем бы они ни были.

Смена политической элиты произойдет лишь в тот момент, когда народ начнет задавать себе вопросы и по-настоящему осознает себя единственным источником власти в стране. Хотелось бы также добавить, что, когда мы говорим о положительных примерах, необходимо обращать внимание именно на поведенческую модель народов, а не властей. Лично у меня нет никаких сомнений, что политики везде одинаково эгоистичны. Та же американская история показывает, что до формирования гражданско-активного народного сознания,  большинство политиков были типичными коррупционерами, оторванными от каждодневных проблем своих граждан. Я также твердо убежден, что если завтра граждане США, Франции, Великобритании или Германии ослабят свою гражданскую хватку и займут позицию пассивных критиков, местные власти непременно этим воспользуются в своих личных интересах. 

Рядом с властью, как правило, всегда находятся околовластные структуры. Кто они? В основном, это силы, официально не входящие в правящую партию (зачастую самые ярые критики), но заинтересованные в сотрудничестве с ней для получения политических и иных дивидендов. Во время последних выборов в России главную угрозу правящей партии «Единая Россия» представляла КПРФ (коммунисты). По опросам  рейтинги последних были чрезвычайно высоки из-за отсутствия у правящей элиты результатов по улучшению социально-экономической ситуации в стране. Для того, чтобы ослабить позиции КПРФ, правящая партия оказывала неформальную поддержку партиям Коммунисты России (увести часть крайне левого электората) и Справедливая Россия (увести часть умеренно социалистического электората). На уровне риторики эти партии выступали против «Единой России», но на деле, отнимая голоса у КПРФ, они усиливали позиции правящих сил. Подобные околовластные структуры, безусловно, имеются и в Армении. Конечно, в Ереване действует немного иная система создания и взращивания спойлеров. Нет необходимости выяснять полный алгоритм и тонкости взаимоотношений властей с этими группами. Важно другое - крайне вредно делать политический выбор, основанный не на знаниях и прагматизме, а на эмоциональном противопоставлении.

И, наконец, попробуем понять отношения оппозиции и народа. Мне немного сложно давать оценки о существовании или отсутствии оппозиционных сил в Армении. Политическая история страны показывает, что большая часть тех сил, которые позиционировали себя как оппозиционеры, оказались спойлерными околовластными структурами. По моему мнению, реальная оппозиция всегда занимается очень серьезной системной работой с населением. По сути, конечный успех оппозиции зависит от того, насколько успешно будет отбит электорат, обеспечивающий воспроизводство действующих властей. На сегодняшний день, основной источник правящей партии – это «бюджетный электорат»: учителя, профессора, военные, служители правоохранительных органов, пожарные, солдаты, офицеры и т.д. Бюджетный электорат завоевывается не в ходе агитационной кампании, а с использованием административного ресурса: к примеру, министр ставит задачу партии, партия поручает депутату, депутат звонит ректору, ректор наставляет деканов, деканы дают поручения сотрудникам, а те пропагандируют своим студентам (что не обязательно, но приветствуется).

Помимо этого, «бюджетный электорат» всегда приходит на выборы, обеспечивая почти 100% избирательную явку. Любая власть, которая держится на голосах «бюджетного электората», прагматично заинтересована в его увеличении и укреплении. Таким образом, реальная оппозиция, нацеленная на серьезную борьбу, должна либо бороться за умы и сердца этого электората, либо активно работать с «ленивым электоратом» (те, кто не приходят на выборы). Решить обе задачи невозможно без системной и каждодневной работы с населением. Оппозиция, рассчитывающая стать властью, всегда понимает, что политический процесс не начинается и не заканчивается избирательной кампанией, он непрерывен. 
           
Арег Галстян – кандидат исторических наук, постоянный автор/эксперт журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker.

Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс.

Комментарии

Здесь вы можете оставить комментарий к данной новости, используя свой аккаунт на Facebook. Просим быть корректными и следовать простым правилам: не оставлять комментарии вне темы, не размещать рекламные материалы, не допускать оскорбительных высказываний. Редакция оставляет за собой право модерировать и удалять комментарии в случае нарушения данных правил.

Выбор редактора
banks.am
itel.am
sport
bravo.am